Построение вселенной. Stephane Parmentier. 

Если не знать, что дизайнер Stephane Parmentier начинал с высокой моды и многое в ней сделал, то по его работам можно предположить, что он по профессии архитектор или скульптор.

 

Как Вы думаете, почему создается такое впечатление о Ваших работах?

Мне лестно это слышать... Наверное, потому, что в первую очередь я считаю: предмет должен быть красив во всех отношениях и всегда – и когда им пользуются, и когда нет. Поэтому я стараюсь просчитать все возможные его ракурсы, и это закономерно рождает что-то похожее на архитектуру. Кстати, мне нравится слово “малая архитектура” по отношению к предметам. Во-вторых, я очень люблю архитектуру, старую и современную, и всегда обращаю внимание на оформление городских пространств и уличную мебель. Меня интересует масштаб и соразмерность. Поэтому в своих работах я часто играю с изменением масштаба. Люблю мыслить и идти от большего к меньшему – до самых маленьких деталей. Для меня даже ложка должна соответствовать зданию, в котором будет жить. Какой бы ни был предмет, я всегда думаю о том, как его вписать в пространство. В этот момент во мне говорит больше архитектор, чем дизайнер.

 

Что первично: пространственное решение, форма или идея?

Может быть, вы мне не поверите, но в моей голове все происходит одновременно, я вижу все сразу. И много думаю также о том, как с этим предметом потом жить владельцу. Играю, как настоящий актер, входя в образ клиента. Ведь я более строгий и капризный, чем самый требовательный клиент, и вижу дальше него и могу предложить больше, чем он ожидает. Но есть один момент: я работаю с предметами роскоши и интерьерами им под стать, но как дизайнер иногда хочу чего-то очень простого, практически с отсутствием комфорта, что не могу предлагать моим клиентам, тогда – да, я работаю для себя.

Но при этом используете только дорогие материалы ...

Я не ставлю себе ограничений. Есть один материал, который я не люблю, – пластик. А мой любимый материал – травертин, он напоминает о грандиозном и о греко-римском величии. И в отличие от мрамора он теплый, и кажется, что он дышит. Из металлов мне нравится работать с бронзой и с серебром, хотя это сложно.

 

Роль денег в работе дизайнера велика?

Когда я думаю о создаваемом предмете, сразу держу в уме окончательную его цену. Для меня не табу говорить о деньгах. Я знаю, сколько стоит моя работа, знаю, куда направлять деньги в проекте. Я тот дизайнер интерьеров, который не боится блошиного рынка, где я могу порекомендовать клиентам вещи за 30 евро и отстаивать их место в проекте. Но я также могу толкать моих клиентов на покупку очень дорогих предметов, если

чувствую необходимость в этом для проекта.

 

Вы уже великий, у Вас авторитет, а как быть начинающим?

Чтобы пробиться, надо оставаться самим собой. Не нужно копировать, вы создаете «собственную музыку» – люди могут ее любить или не любить, но она останется уникальной. Правда, сегодня есть некоторая форма успеха, которая, к сожалению, больше связана с пиаром, со связями, чем с талантом. Но все имеют право на попытку.

 

Что важнее для дизайнера – талант или вкус?

Талант. Вкус – относительное понятие. Кто-то скажет – плохой вкус, кто-то – видение. Плохой вкус может быть потрясающим. К тому же вкус должен рассматриваться в контексте – сегодня это слово ничего не говорит – 40-50 лет назад был один вкус, сегодня есть миллиарды вкусов.

Вы конфликтный человек?

Я умею сражаться напрямую. Если вы боитесь сказать "нет" и правду, то лучше нашей профессией не заниматься. И если ты не любишь конфликтов, то лучше – также "нет". Я как наждачная бумага: я должен говорить "нет" не от упрямства, а от желания сделать лучше. И я смотрю на предметы в повседневной жизни и понимаю, что я могу их сделать лучше. То есть не нужно быть пассивным.

 

Есть ли у Вас какие-то хобби, что влияют на вас в профессиональном плане?

Авиация – я обожаю самолеты. Я так и не смог свыкнуться с идеей, что человек может подняться на 10 000 метров, есть, спать, работать и через 12 часов быть в совсем другом культурном пространстве. Это как машина для путешествий во времени. А еще в самолете нет ничего лишнего – ненужных декораций, поверхностных вещей. Я в молодости отлетал 16 часов учебных полетов. Для прав нужно 32 часа в месяц в течение 2 месяцев, а у меня никогда на это не было времени. Но я реализовал эту страсть, когда работал в "Живанши" и делал лаунжи для первого и бизнес-класса "Сингапур Эрлайнс". Это был потрясающий опыт. Мне нравится не просто рисовать вилку или ложку для такого места класса, а думать глобально, что такое бизнес-класс, что такое авиакомпания, то есть сначала всё разобрать, проанализировать, понять, как работает. А вторая моя страсть – современное искусство, оно мой воздух.

 

Коллекционируете?

На моем маленьком уровне. Мне повезло, что я могу показывать искусство моим клиентам, помогать им лучше понять его, открывать новые имена, объяснять необходимость инвестировать в искусство. Иногда это художники, работы которых стоят 5000 евро, а порой это миллионы, но мне нравится открывать для моих клиентов художников именно за 5000, обогащать их знаниями, чтобы они купили не общепризнанное, а почувствовали вибрацию нового таланта. Мне легко объяснить моим клиентам ценность искусства, они слушают меня и доверяют. Может, потому, что я также имею возможность выбирать моих клиентов. Если я чувствую, что у них есть желание познавать и есть вибрация на прекрасное, я понимаю, что мы можем далеко пойти в проекте, но если ничего этого не происходит, лучше с такими клиентами не работать. Я дорого купил много лет назад такую привилегию. Сейчас у меня нет финансового давления, чтобы я соглашался на стройку, на которой я не хочу работать. Так ты становишься рабом, а я хочу сохранить мою свободу.

ссылка на статью