Прозрачное искусство

Уже более 20 лет Пьер работает со стеклом и не понаслышке знает о том, какой это трудоемкий и кропотливый, но вдохновляющий процесс. В свое время Пьер учился на философа, а «дело жизни» нашел через счастливую череду знакомств, которая в 1992 году привела его к сотрудничеству с космической компанией Арианэспас. Вместе с другом-архитектором Пьер создавал победные кубки в форме шлейфа ракеты для соревнований по запуску спутников. Самой непростой задачей было выгравировать дым от ракеты из металла – но именно с этой технической трудности и началась история мастера.

 

Партнерство переросло в сотрудничество в рамках маленького стекольного ателье, которое постепенно разрасталось, в конце концов превратившись в успешную компанию по производству уникальных украшений интерьера и скульптур. Говоря о своем ателье, Пьер скромничает, подчеркивая, что теперь он скорее управленец, чем мастер: времена когда приходилось дни и ночи напролет работать своими руками уже давно позади. «Да и к тому же, я не художник, ведь я не создаю ничего до тех пор, пока не получу заказ, – настаивает Пьер, – и не считаюсь известным мастером». В своем кругу, однако, ателье успело заработать солидную репутацию: слава о нем распространяется через архитекторов и благодаря «сарафанному радио» среди элиты. В России же эксклюзивным представителем Au Gré du Verre является Bureau Irina Bokova.

«Если уж я что-то и изобрел, то это работа с песком»

Au Gré du Verre с момента своего открытия экспериментирует с различными техниками и безграничными возможностями стекла. «Любая техника, до которой мы дошли, была открыта путем экспериментов, проб и ошибок, – все как в кулинарии», – смеется Пьер. Своим главным профессиональным достижением он считает усовершенствование технологии гравировки с помощью песка: «Если уж я что-то и изобрел, то это работа с песком. Некоторые стекла проходят через печь: в нее кладется песок, который переводит рисунки на стекло. В зависимости от силы давления песка, поверхность стекла становится более или менее шероховатой. Мы превращаем песок в пыль и фактически вдавливаем ее в разогретое стекло, после чего рисунок появляется с другой его стороны. На этом этапе нужно быть очень сосредоточенным и спокойным: малейшая ошибка – и все придется начинать заново».

«Я люблю все доводить до совершенства» 

Но гравировка – далеко не единственная задача, которая стоит перед ателье. В целом, работу над большими проектами можно разделить на пять этапов, каждый из которых по-своему сложен и ответственен: замеры, заказ стекла, гравировка, транспортировка и установка. Трудности начинаются уже на этапе взаимодействия с заводами: стекольные мастерские часто сталкиваются с тем, что стекло приходит с трещинами и царапинами или вовсе не того размера. В Au Gré du Verre эта работа уже отлажена: «У меня большой опыт и я работаю с заводами, которые так же внимательны к деталям, как и мы. Знакомство с хозяевами заводов очень важно в этой индустрии: я всегда могу позвонить и дружески попросить о личной проверке работы и быть спокойным за результат». Другой проблемный момент – перевозка стекла. «Я люблю все доводить до совершенства, поэтому в работе самое сложное для меня – это когда от нас мало что зависит, – признается Пьер – Так что транспортировка – единственная вещь, которая в моем представлении все еще неидеальна». Эта задача осложняется тем, что, в отличие от многих других ателье, Au Gré du Verre несет перед клиентом полную ответственность за все этапы работы: «Как-то раз при установке круглых стекол в Ташкенте рабочие разбили одно из них. Ничего не поделаешь, пришлось все переделывать заново и за свои деньги».

«Мне, как парижанину, просто необходим глоток свежего воздуха»

В год Au Gré du Verre реализует огромное множество маленьких проектов, вроде проекта двери душевой, и около восьми очень больших индивидуальных проектов. Даже типовые заказы, по мнению Пьера, требуют индивидуального подхода, а значит вдохновения. Для Пьера его источником всегда была дикая природа: «Я сплавляюсь на байдарках, занимаюсь альпинизмом – и никогда не перестаю наблюдать за природой и отмечать что-то для себя и для работы. Мне нравится следить за рисунками, которые оставляют за собой потоки воды после отлива. Какие там отражения! Мне, как парижанину, просто необходим этот глоток свежего воздуха». Для Pierre Yovanovitch в Нью-Йорке Au Gré du Verre изготовил большую выпуклую изогнутую дверь как раз прямо перекликающуюся с морской тематикой: «Посередине капля, а вокруг нее словно по воде расходятся круги все большего и большего диаметра. Чтобы добиться такого эффекта, мы рисовали по стеклу круги из песка, как на пляже».

Специфика работы и профессиональный уровень ателье обеспечивает Пьеру таких крупных заказчиков как, например, Lalique: Au Gré du Verre помогало им делать проект, связанный с реставрацией поездов в России. «Идея заключалась в том, чтобы вернуть вагонам их изначальный стиль. Мы работали над большими панелями: делали огромные формы, в которые заливали стекло, а к панелям приклеивали цветы, сделанные Lalique. У них нет форм таких размеров, поэтому они обратились к нам». Одним из первых проектов по коллажу для Au Gré du Verre был поп-ап бутик Chanel в Сан-Тропе. Компания сняла частный исторический дом, в котором не могла производить никаких изменений – даже просверлить отверстие в стене. Пьер спроектировал для них стеклянные арки, выполненные в технике коллажа с использованием специального прозрачного клея: с помощью этих арок в бутике выставлялась одежда. «У них был определенный план в голове, но они не знали, как его реализовать, – рассказывает Пьер, – Я выступил в роли инженера: должен был знать, какой прочности необходимо стекло, какова должна быть его ширина, как его правильно склеивать». Стоит хотя бы раз взглянуть на работы Пьера-Франсуа Ожле, чтобы понять – это не только профессионал, но и настоящий волшебник, создающий произведения искусства из самого хрупкого и, в сущности, почти невидимого материала.